Казачьи песни - ОТДЕЛ II. РАЗБОЙНИЧЬИ ПЕСНИ.

Все песни раздела: ОТДЕЛ II. РАЗБОЙНИЧЬИ ПЕСНИ.

За Уралом, за рекой, казаки гуляют… (уральск.)

За Уралом, за рекой, Казаки гуляют И стрелою каленой За реку пускают. Гей, гей, гей-ей! не робей! За реку пускают. Казаки не простаки — Вольные ребята, И на шапках тумаки, Все живут богато. Гей, гей, гей-ей! не робей! Все живут богато. Темны ноченьки не спят, В поле разъезжают: Все добычу стерегут, Свищут, не зевают. Гей, [...]

Как по морю, морю синему, по тому морю, по Каспийскому…

Как по морю, морю синему, По тому морю, по Каспийскому, Завиднелась в море легка лодочка. Не простая лодка, разъездна-косна; Хорошохонько лодка изукрашена, Бурсын, жемчугом лодка изунизана Молодцами лодка изусажена. На корме-то сидел Есаул с рулем, А в носу сидел Атамань с ружьем. Посреди лодки — золота казна, На златой казне лежит цветно платьице, На цветном [...]

Сон Стеньки Разина (уральская)

Как по морю было, морю синему, По тому морю, по Каспицкому, Супротив было островов Орловых, — Стоял на якоре воровской корабль. На кораблике состроен был муравен чердак, В чердаке состроен был золотой бунчук, В бунчуке стояли царские знамечки, Позлаченые, распущенная. У знамечек стоит часовой казак, Перед ним стоит раздвиженный стул, На стулу сидит наш батюшка, [...]

Как по морюшку, морю синему бросил якори воровской корабль…

Как по морюшку, морю синему, Бросил якори воровской корабль. На кораблике муравен чердак, В чердаке стоит золотой бунчук, С бунчуком рядом — царски знамечки, А у знамечков часовой стоит, Молодой казак разудаленький, Разудалая головушка, Молодой парень, лет пятнадцати. Супротив того караульщика Раздвижной стоит, деревянный стул; На том стулике, пригорюнившись, Сидит, голову повесивши, Удалой казак Стенька, [...]

У нас-то было на батюшке, на тихом Дону…

У нас-то было на батюшке, на тихом Дону, Во славном было во городе у нас во Черкаске, Жила-была у нас тут благочестивая вдова, Не имела-то она, братцы, бескорыстного греха, А ныньче вдова себе сына родила… Пошла слава по всему нашему тихому Дону. Тут съезжались все попы, дьяки, архидьяконы, Нарекали ему имечко Степанушкою. Степанушка у нас, [...]

Как на славных на степях было Саратовских…

Как на славных на степях было Саратовских, Что пониже было города Саратова, А повыше было города Камышина: Собирались казаки-други, люди вольные, Собирались они, братцы, во единый крут, Как Донские, Гребенские и Яицкие; Атаман у них — Ермак, сын Тимофеевич, Есаул у них — Асташка, сын Лаврентьевич, Они думали думушку все единую: Уж как лето-то проходить, [...]

На степи было на Саратовской…

На степи было на Саратовской, Пониже города Саратова, Повыше города Камышина: Собирались казаки, охотники Донские, Гребенские и Яицкие, В кругу 1) стоять, думу думают, А среди их круга казачьего, Там Ермак стоит, Тимофеевич. Кунья шуба на нем на распашечку, Пола правая — во пятьсот рублей, Пола левая — близу тысячи, Всей-то шубе той и цены [...]

На устье было матушки Волги реки: собирались казаки-охотники…

На устье было матушки Волги реки: Собирались казаки-охотники, Донские казаки со яицкими; Атаманушка был у казаков Ермак, сын Тимофеевич, Есаулушка 1) был у казаков Со тихого Дона Донской казак, Тот Гаврюшка, сын Лаврентьевич. Ермак возговорит, как в трубу вострубит: — „Вы други мои, Донские казаки, Донские, Гребенские со Яицкими! Вы слушайте, други, послушайте, Вы думайте, [...]

Как проходит, братцы, лето теплое…

Как проходит, братцы, лето теплое, Настает, братцы, зима холодная. И где-то мы, братцы, зимовать будем? На Яик нам пойтить — переход велик, А за Волгу пойтить — нам ворами слыть, Нам ворами слыть, быть половленным, По разным по тюрьмам порассаженным, A мне, Ермаку, быть повешену. Как вы думайте, братцы, да думайте, Меня, Ермака, вы послушайте!» [...]

Шатался, мотался Ермак, сын Тимофеевич…

Шатался, мотался Ермак, сын Тимофеевич. Он шатался, мотался по чисту полю, По чисту полю, Ермак, да по синю морю, Разбивал же, Ермак, все бусы-корабли: Татарские, армянские, басурманские, А и больше того — корабли осударевы! Осударевы кораблики без приметушек, Да без царского они без ербычка. Возговорил Ермак, сын Тимофеевич: — „Ой вы, гой еси, мои братья-товарищи. [...]