Казачьи песни - На степи было на Саратовской…

На степи было на Саратовской…



На степи было на Саратовской,
Пониже города Саратова,
Повыше города Камышина:
Собирались казаки, охотники
Донские, Гребенские и Яицкие,
В кругу 1) стоять, думу думают,
А среди их круга казачьего,
Там Ермак стоит, Тимофеевич.
Кунья шуба на нем на распашечку,
Пола правая — во пятьсот рублей,
Пола левая — близу тысячи,
Всей-то шубе той и цены нетути.
Вот казак-Ермак речь возговорит:
— „Ой вы, братцы, атаманы-молодцы!
Проходить лето, лето теплое,
А зима-то наступает холодная,
Где-то мы, братцы, зимовать будем?
Вы подумайте, братцы, подумайте,
Да меня, Ермака, послушайте:
На Яик нам идтить — переход велик,
На тихий Дон идтить — ворами слыть,
Я хотел бы вверх по Волге идтить;
Пойдем-ка, братцы, под Казань-город:
Под ним Грозный Царь стоит,
У него ли там много силушки,
Он семь лет стоит под Казанию,
Он семь лет стоит — не возьмет ее!»
Тут, подумавши, в поход пошли,
Не дойдя Казани, становилися:
— „Станьте, братцы, вы побудьте тут,
Я, Ермак-казак, ко Царю пойду,
Я пойду в нему, поклонюсь ему,
Расскажу про наше житье-бытье
И скажу ему, как город взять;
A повесит меня — знак вам дам,
А приметь меня — по вас пошлю!»
Вот идет Ермак в Царю Грозному,
Принимаете его Царь за товарища
И сажаете его возле себя.
Посадивши, сталь расспрашивать:
— „Ты кто такой и отколь взялся?»
Тут Ермак ему сталь рассказывать:
„Не один я пришел, а с товарищи;
Теперь, Государь, позволь лишь мне,
Расскажу тебе как город взять,
Только сроку дай мне день один,
А теперя, Царь, успокойся ты,
Как не сделаю того — повесь меня!»
Царь послушался, отпустил его.
Вот он ждет день, до вечера;
Не дождавшись, сомневаться сталь:
— „Знать, Ермак-казак обманул меня,
Как он вором был — и остался вор!»
Не успел Грозный слова вымолвить,
Затряслась земля, всколебалася,
Стены градские разрушалися,
Казаки в Казань ворывалися,
А орда из ней убиралася.
Царь въезжает во Казань-город,
Он там хвалится, прославляется.
Вот Ермак к нему является:
— „Чем, Ермак, тебя пожаловать?»
— „Ты отдай, Государь, нам тихой Дон
Снизу до верху, сверху до низу,
С его реками и вершинами! »

(Донские казачьи песни, Пивоварова, изд. 1885 г., стр. 18 — 20).

_____________
1) „Круг» — главнейшее учреждение казачьей жизни, вольности и силы; то же, что в старину называлось новгородским вечем.

© Н.Г. Мякушин. «Сборник Уральских казачьих песен» Спб., 1890 г.


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------
НЕ понравилосьПОНРАВИЛОСЬ (Кажется, Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее

Написать отзыв

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *

Это не спам.

/b, home-link