Казачьи песни - Песня об осаде и штурме Геок-Тепе

Песня об осаде и штурме Геок-Тепе



Оренбургцы, грянем песню
Про текинский наш поход!
Как бывало предводитель,
Герой Скобелев второй,
Разъезжая пред полками
Приказанья отдавал;
Он приветными словами
Дух казачий поднимал.
Пойдем, братцы оренбургцы,
На текинцев подлецов;
Заблестят штыки и шашки
Наших русских молодцов.
Подходили к неприступной
Главной крепости врагов,
Обложили их войсками
Наших храбрых удальцов.
Ядра, пули засыпали
Нас из города как дождь;
Мы на Бога уповали,
С нами был наш чудный вождь.
В ночь принялись за траншеи,
Утром, Богу помолясь,
Сели в них, как за мишени,
Залпы делали мы враз.
Уж и звери—басурманы,
Распроклятый же народ:
Кто с клычом, кто с ятаганом
Вдруг бросались из ворот.
Ежедневно мы палили
Беспрерывно к ним туда,
А текинцы себе рыли
В земле темны выхода.
У них ранены стонали
Во всех рвах и на валах,
А в подкопах и кибитках
В страшных муках умирали.
Старики сынов искали,
Жены храбрых муженьков,
Без голов их находили,
Обожженных, как пеньков.
Славный русский генерал
Пред войсками гарцевал,
В битвах устали не знал,
Всем приказы отдавал.
Страшно вспомнить, как бросались
Злы текинцы по ночам,
В рукопашный бой кидались,
С нами бились по часам.
Да и лихо ж отбивали,
Точно ладаном чертей,—
Затупили штыки, шашки
О текинских дикарей.
Три недели под стенами
Осаждалась крепостца,
А мириться они с нами
Не желали до конца.
Наш геройский предводитель
Приказал траншеи рыть;
Из траншей наши саперы
Стали мины подводить.
Мины были подведены,
И динамит заложен,
Штыки, шашки заострены,
И молебен отслужен.
Двенадцатого января,
После утренней зари,
Богу дружно помолились,
По обычаю простились.
Наш прехрабрый полководец
По отряду своему
Приказал приказ отдать:
По две чарки спирту дать.
Залпы начали из пушек,
Из мортир и митральез.
Они думали игрушек
Богатырь наш им привез!
Канонада продолжалась
Беспрерывно шесть часов,
Поле дымом застилалось
От пылающих костров.
Динамит воспламенился,
Как искусственный вулкан;
Враг по воздуху носился,
В мелки части изорван.
Живо бросились все штурмом
С криком, с гиком на ура,
Моментально очутились
На высоких их валах.
Долго били-выбивали
Их из крепости родной,
Они храбро защищали
Теке-крепость, город свой.
Заблестели, засверкали
Ружья, копья и клинки,
И из города бежали
Все текинцы во пески.
А казаки и драгуны
Понеслись за ними в тыл,
Духом все мы ободрились
И врубились в самый пыл.
Много там их порубили….
Они страшно пер(е)пугались….
Мы конями их давили,
Далеко за ними гнались.
Жены, дети закрывались,
Нам крича: „Урус, шайтан!»
Под коней они кидались
И кричали нам: „Яман!» *)
Победили злых текинцев,
Обрушилась их стена;
Развевались на кургане
Наши русски знамена.
Много пало Богу жертвой
Наших русских храбрецов;
Пали тысячи текинцев
За убитых удальцов.
Наши ранены стонали,
Окровавленные все;
Изувечены кричали,
Ожидали смерть себе.
С честью-славой хоронили
Мы родных своих бойцов,
Наградит Господь героев,
Удостоит их венцов.
Груды тел везде валялись
Злых разбойников-врагов,
Кто без рук был, кто без ног,
Много вовсе без голов.
Не помог им Магомет
И присяга алкорана:
Ахал-Теке теперь уж нет,
Гордый хан лишился сана.
Покорил текинцев скоро
Полководец наш герой,
Он такой же, как Суворов,
Храбрый Скобелев второй.
Царь нас, батюшка, за храбрость
Всех нас щедро наградил,
А за милость мы Царя
Закричим, братцы, ура!

Сочинена медицинским фельдшером (к 1904 г. коллежский асессор) ст. Оренбургской Г. Д. Лукьяновым.
___________
*) Яман—плохо.

© А.И. Мякутин «Песни Оренбургских казаков» т. 1


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее