Казачьи песни - Песня генералу Петрусевичу

Песня генералу Петрусевичу



Вспомним, братцы оренбургцы,
Как стояли под Текой,
Мы разбили басурмана
Ружьем, шашкой и копьем.
Там текинцы собирались
В своих крепостях родных;
Наши воины старались
Выбивают оттуда их.
Они тучами носились
Близко к нам и по горам,
На ночлеги разъезжались
По ущельям и пескам.
Наш командующий войсками
Славный Скобелев второй,
Скоро выступил он с нами,
Сын отечества, герой.
Прошли много укреплений
На пути к Геок-Тепе,
А текинцы в нас стреляли,
Увлекали в даль к себе
Наконец, мы выступали
Из Самурского *) вперед;
В полках музыки играли;
Всякий воин был тут рад.
Пули, ядра долетали
Неприятельские к нам,
Наши в город посылали
Русских яблоков в курган;
Курган этот посредине
Геок-крепости стоит,
Видно было нам с долины,
Как из пушек он палит.
Их столицу осадили….
Стал тут лагерем отряд.
Пули, ядра к нам летели
Днем и ночью, словно град.
В полуночный час глухой
Генерал наш Петрусевич
Объявил он удалой
Нам походик небольшой.
Переехали арыки
Поправей Геок-Тепе,
Раздавался конский топот
По степи Ахал-Теке.
Встрепенулись все текинцы,
Словно соколы-орлы,—
Увидали басурманы,
Дожидались у калы.
А герой наш Петрусевич
Нам скомандовал—„ура!»
Чрез арыки пер(е)скочили,
Понеслися мы туда.
Артиллерия лихая
Разбивала толстый вал
Впереди, пред казаками,
У текинских малых кал.
Стены крепости текинской
Разрушались от гранат,
А гранаты разрывались—
Это был кромешный ад.
Тут казаки и драгуны
Храбро дрались со врагом,
Удалой наш Петрусевич
Впереди шел молодцом.
Получил в живот он рану….
Вдруг ударила в него
Пуля вражьего „бердана,»
Пронизала сквозь его!
Доктор раны пер(е)вязал.
Тяжко раненый стонал.
„За Царя, за Русь Святую
Умираю,» он сказал.
Слабым голосом сказал он:
„Не оставьте здесь меня,—
Без вниманья не оставлю:
Я к крестам вас всех представлю.»
Вмиг казаки и драгуны
К генералу подбегли,
Положили на попону,
К коноводам унесли.
Скоро смерть его постигла,
И скончалась жизнь его;
Петь мы будем, братцы, дружно
Память вечно про него.
Тут герои озлобились,
Завязался жаркий бой;
Нас текинцы испугались,
Из калы пошли долой!
Храбрый Скобелев приехал
Над убитым поскорбеть,
В битве павшему герою
Память вечную пропеть.
Загрустил наш полководец,
И велел он нам поднять
Тело храброго героя,
На руках с собою взять.
После битвы мы собрали
Своих раненых бойцов
И на седла привязали
Всех убитых удальцов.

Сочинена медицинским фельдшером (к 1904 г. коллежский асессор) ст. Оренбургской Г.Д. Лукьяновым.
_________
*) Самурское укрепление.

В день штурма 12 января 1881 г. № 1 сотня 5-го (ныне № 2) полка войскового старшины Николаева находилась в укреплении Бами, № 3 войскового старшины (ныне генерал-майор в отставке) Вениамина Казанцева —в Самурском укреплении, а № 2 сотня войскового старшины Грекова (ныне начальник Оренб. казач. дивизии, находящейся в Манчжурской армии) была в Великокняжеской кале, при штурме Геок-Тепе и преследовала неприятеля. (Сообщил С. Н. Севастьянов).

Сочинитель этих песен медиц. фельд. (станицы Оренбургской) Григорий Данилович Лукьянов (к 1904 г. коллежский асессор) участвовал в походе трех сотен № 5 (ныне № 2) полка. Сотни эти были в следующих делах с текинцами: 4, 12 и 21 декабря 1880 г., при осаде и в день штурма 12 января 1881 г. крепости Геок-Тепе.

© А.И. Мякутин «Песни Оренбургских казаков» т. 1


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее