Казачьи песни - Во горах-то, во горочках, во горах во черкасских…

Во горах-то, во горочках, во горах во черкасских…



Во горах-то, во горочках, во горах во черкасских,
За рекою то было за Кубанью,
Там построена была белокаменная белая дугинюшка.
Во этой дугинюшке стоят столики, столы раздвижные.
Как на столиках приразосланы скатерти браные,
Как у скатертей висят кнетья, кистья золотые,
Как на столиках прирасставлены яства сахарные и пойла медовые,
Как еще-то стоят две чернильницы, полны чернил налитые,
При чернильницах лежат два пера, пера лебединых,
За столом-то сидит сам князь Черкасский,
Перед ним-то стоит прислан со тиха Дона младой невольничек,
Он не так стоит, тяжело вздыхает,
Он родимую сторонушку часто вспоминает.
Князь Черкасский его, молодого невольничка, братцы, нежно улещает:
„Ты не плачь-ка, не плачь, молодой невольничек, не плачь, не печалься,—
Отпущу я тебя, молодой невольничек, братец, на свою сторону,
Укажу я тебе, молодому невольничку, путь-дороженьку;
Ты придешь-ка, придешь, молодой невольничек, на родину—явись своему атаману.»

Ст. Рассыпная, 1903 г., казак Никифор Клишин 66 лет.

Примечание. В песне встречается слово „дугинюшка.» Казаки песенники не могут объяснить значение этого слова; они говорят, что получили его от отцов. Возможно, что это искаженное уменьшительное ласкательное имя от слова „духан» (трактирное заведение на Кавказе).

© А.И. Мякутин «Песни Оренбургских казаков» т. 1


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее