Казачьи песни - Утром рано, весной, на редут крепостной раз поднялся пушкарь поседелый…

Утром рано, весной, на редут крепостной раз поднялся пушкарь поседелый…



Утром рано, весной,
На редут крепостной
Раз поднялся пушкарь поседелый. (2)
Брякнул шашки кольцом,
Дернул сивым усом,
И раздул он фитиль догорелый. (2)
Он у пушки стоит,
Сам на крепость глядит,
Сквозь прозрачные волны тумана. (2)
Вот мелькнул белый флаг
У высоких палат
Удальца-молодца атамана (2)
И с веселым лицом,
Осенившись крестом,
Он над медною пушкой склонился: (2)
Пламя брызнуло струей,
Дым разлился волной
И по крепости гул прокатился. (2)
— „Чу! с редута палят,
Знать сбираться велят!»
Казаки казакам закричали. (2)
Шашки в миг на ремень,
Папахи на бекрень
И на площадь бегом побежали!
— Что, ребята, палят,
Не в виду ль супостат?
Не в поход ли идти заставляют? (2)
Наши шашки остры,
Наши кони лихи,
Наши ружья в мишень попадают. (2)
Наш безрукий отец, —
Атаман молодец, —
Поведет нас своей головою. (2)
С ним и в зиму — весна,
С ним и смерть нам красна,
Казаки говорят меж собою. (2)
— „Тише, стройтесь в ряды,
Он поехал сюды!»
Казакам так хорунжий вещает; (2)
Ходит взад и вперед,
Командирство ведет
И в ряды казаков уставляет. (2)
Как сибирский буран,
Прискакал атаман,
А за ним есаулы лихие. (2)
Он на сивом коне,
Карабин на спине,
В тороках пистолеты двойные; (2)
Кивер с белым пером,
Грудь горит серебром,
Закаленная шашка булатна. (2)
Он коня осадил,
Сивый ус закрутил,
И сказал нам: „здорово ребята!» (2)
Завтра солнца на восход
Собирайтесь в поход
У степных дикарей жечь аулы. (2)
Как на эту орду,
Я вас сам поведу,
А за мною пойдут есаулы! (2)
Вдруг „ура! атаман!»
Разнеслось по рядам
И казачия кровь заиграла: (2)
Громко шашки гремят,
Кивера вверх летят,
И вся площадь, как море, завыла. (2)
Вот к обедне звонят…
Казаки — мигом в ряд
И пошли в Божью церковь молиться. (2)
Вот поклоном земным
Поклонился святым
И к честному кресту приложился. (2)
На другой день, с зарей,
Грянул гул вестовой, —
Казаки лошадей выводили. (2)
Гул второй разнесся, —
Казаки — на седло,
А за третьим — на площадь спешили. (2)
Шумно строятся в ряд,
Громко шашки гремят
Развевалось казачие знамя. (2)
Кони борзые бьют,
Пыль копытами вьют,
И в очах их свирепое пламя. (2)
Вот раздался сигнал:
Пономарь застучал,
И церковны врата отворились. (2)
— „Кивера все долой!»
Закричал удалой
Есаул. Кивера опустили. (2)
Тихо старцы пошли,
Образа понесли
И „всемирную славу» запели. (2)
— „Призовем Бога сил!» —
Иерей возгласил —
„И святую хоругвь в ополченье». (2)
Он по ряду ходил,
Ополченье кропил
Он священной водой из купели. (2)
Как окончив обряд,
Возвратился назад,
И слезами глаза омочились. (2)
Тихо старцы пошли,
Образа унесли
И церковны врата затворились. (2)
Все — как пламя огня;
Атаман — на коня
И тяжелыми брякнул ножнами. (2)
Вдруг блеснул, как стекло,
Длинный меч наголо;
И пошел молодцом пред рядами. (2)
Обскакав казаков,
„С Богом дети!» сказал.
Казаки на седло поднялися… (2)
Засверкали мечи,
И орлами усачи
Как на пир — на войну понеслися. (2)

(Сообщил Александр Кокорев).

© Н.Г. Мякушин. «Сборник Уральских казачьих песен» Спб., 1890 г.


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее