Казачьи песни - Не былиночка во чистом поле зашаталася…

Не былиночка во чистом поле зашаталася…



Не былиночка во чистом поле зашаталася—
Зашатался же, загулялся же удал добрый молодец
В одной тоненькой коленкоровой беленькой рубашечке
Да во красненькой он во своей во черкесочке.
У черкесочки назад полушки были призатыканы,
Басурманскою кровью алою они призабрызганы.
Увидала его родимая матушка из высокого терема:
„Ты, дитя ли мое, мое дитятко, дитя мое милое!
Ты зачем, на что, мое дитятко, пьяно напиваешься,
По черной-то грязи, мое дитятко, ты валяешься?»
— «О ты, мать ли моя, матушка, матушка родимая!
Я не сам-то собой, моя матушка, пьяно напивался:
Напоил-то меня, моя матушка, прусской король,
Напоил-то меня тремя пойлами, всеми тремя разными:
Как и первое его пойлице—свинцова пуля,
Как второе его пойлице—пика острая,
Как и третье его пойлице—шашка острая,
Шашка острая, отпушеная.
Для меня-то, доброго молодца, эти пойлица приготовлены, насычены,*)
Эти пойлица были для меня разные,
К ретиву-то сердцу были больные.

*) „Насычены»—насыщены.

Записана подъесаулом М. Т. Лобановым.
[poll id="3"]


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее