Казачьи песни - Иканский бой. (В первоначальном виде).

Иканский бой. (В первоначальном виде).



Песня эта считается сотенною песнею 4-й сотни № 2-го Уральского казачьего полка.

В степи широкой, под Иканом,
Нас окружил коканец злой
И трое суток с басурманом
У нас кипел кровавый бой.
Мы отступали… Он за нами
Толпами тысячными шёл,
И путь наш устилал телами,
И кровь струил на снежный дол.
Мы шли вперед… Свистели пули,
И ядра рвали нас в куски,
Но мы и глазом не моргнули —
Все шли вперед… Мы — казаки.
Мы шли вперед; ряды редели;
Геройски умирал казак;
Про плен мы слышать не хотели,
И, как траву, косил нас враг.
И три морозных дня, три ночи,
Три ночи, долгие, как год,
В крови и не смыкая очи,
Мы шли, сквозь тучи пуль, вперед…
Вокруг валились наши братья,
Коканец кожу с них сдирал,
И басурманское проклятье
Во след нам с пулей посылал,
Свинцом пробитые, лежали
Герои наши здесь и там,
И снег с презрением бросали
Горстьми в лицо своим врагам;
И обезглавленное тело
Рубил враг в мелкие куски…
И тут не дрогнули мы… Смело
Все ждали смерть, как казаки.
И, снявши голову героя,
Злодей к седлу ее вязал,
Чтоб похвалиться после боя,
Как он с лежачим воевал…
Но вот, в степной дали сверкнули
Родные, русские штыки, —
И все отраднее вздохнули,
Перекрестились казаки…
Потом взглянули брат на брата,
И грустно стало: — многих нет…
И все они у супостата, —
И к ним ведет кровавый след…
И, следом этим отступая,
Враг трупы мертвые терзал…
Но, наши головы сбирая,
Своих он больше насбирал…
И мертвых длинным караваном
(Нам после сказывали так),
Покончив бойню под Иканом,
Повез в подарок хану враг…
А мы, собрав тела героев,
Могилу вырыли и в ней
Для мира, вечного покоя
Зарыли всех богатырей…
И мар насыпали над ними —
Пусть веки-вечные стоит,
И громко с ветрами степными
О нашей славе говорит.
Пусть говорить как под Иканом
Нас окружил коканец злой,
И как мы бились с басурманом
За славу родины святой *).

(Составил А. П. Хорошхин).

____________
*) В начале декабря 1864 года, коменданта города Туркестана, полковник Жемчужников, был извещен о направлении к этому городу значительных неприятельских скопищ, с целью овладеть вновь Туркестаном. Желая проверить достоверность этих сведений и, в случае подтверждения их, разузнать, по возможности, расположение коканцев, полковник Жемчужников приказал есаулу (ныне генерал-майору) Серову двинуться для этого, с отдельною Уральскою сотнею, входившею в состав гарнизона города Туркестана, по направлению к селению Икан (в 20 верстах от Туркестана) на рысях. В рекогносцировку эту назначены были исключительно лишь те урядники и казаки, лошади которых отличались быстротою бега; таких казаков оказалось всего только 98 человек. Кроме того, этой сотне был передан, на случай нападения неприятеля, один горный единорог при четырех артиллеристах. Есаул Серов выступил, по указанию, 4 декабря и ночью того же числа подошел к селению Икан, где, находившийся тут двенадцатитысячный отряд коканцев, под предводительством тогдашнего правителя Коканского ханства Алимкула, окружил со всех сторон отряд есаула Серова, который успел, однако, отступить на заранее замеченную позицию. Казаки спешились; из мешков с провиантом и фуражем и из верблюдов и лошадей устроили наскоро бруствер, дабы, прикрываясь за ним от нападавших со всех сторон коканцев, посылать, в свою очередь, и им свои свинцовые конфекты. Выстрелы казаков были настолько удачны, что коканцы, намеревавшиеся было несколько раз штурмовать казаков, принуждены были строить мантелеты и подвозить арбы, под прикрытием которых стали подходить к расположению сотни. 4, 5 и 6 декабря казаки бились с неизмеримо превосходившею их силою, и только тогда, когда большая часть храбрецов пала в неравном бою, а горный единорог, вследствие порчи, оказался негодным к употреблению, есаул Серов, видя, что и все остальные изранены, решил отступать. Не взирая на безчисленные нападения неприятельских масс, казаки храбро отражали эти нападения, своими выстрелами и, пройдя несколько верст среди окружавших их неприятельских полчищ, дробились наконец чрез них для того, чтобы соединиться с высланным из Туркестана на помощь отрядом. Из 106 человек, бывших в сотне, 56 человек заплатили жизнью за свой геройский подвиг, а 43 — тяжко изранены. Последствием такой геройской битвы было то, что Алимкул не дерзнул уже больше нападать со своими полчищами на гарнизон Туркестана и постыдно отступила от него, не достигнув предположенной цели. За этот славный подвиг есаул Серов Всемилостивейше произведен в чин войскового старшины и награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, а всем прочим казакам, оставшимся в живых, пожалованы знаки отличия военного ордена и кроме того выдано еще в награду по 3 руб. Спустя 20 лет после этого знаменитого Иканского боя, по ходатайству бывшего наказного атамана Уральского казачьего войска, генерал-лейтенанта князя Голицына, в ознаменование особого Монаршего благоволения к подвигам, мужеству и храбрости означенной сотни в этом деле и для увековечения блестящего дела этого в памяти Уральских казаков, в конце 1884 года, 4-й сотне Уральского казачьего № 3-го полка Высочайше пожалованы знаки отличия на головные уборы с надписью: „За дело под Иканом 4, 5 и 6 декабря 1864 года». В настоящее время на поле битвы поставлен памятник из жженого кирпича, обнесенный оградою из 8 орудий, соединенных тормазными артиллерийскими цепями и затем вокруг этого памятника разведен садик.

© Н.Г. Мякушин. «Сборник Уральских казачьих песен» Спб., 1890 г.


------ЭКСПРЕСС-ОПРОС------
НЕ понравилосьПОНРАВИЛОСЬ (+4, 4 голос)
Loading ... Loading ...



«Какой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.
А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»

В. С. Серова (пианистка)



Похожее

Написать отзыв

Your email is never published nor shared. Required fields are marked *

Это не спам.

/b, home-link